и
дирекция тяги
прихожу к Ф. поработать над настолкой, и тут, в зимнем уже насквозь сиянии из панорамного окна четырнадцатого этажа понимаю, что всё, силы оставили меня; я не знаю, что делать дальше, всё рассыпается, стоит его только тронуть;
но одновременно с этим я прекрасно понимаю, что жизнь идёт, и я никуда не денусь, потому что и это тоже пройдёт;
все, как обычно, опаздывают, но тут приходит Н., и ещё с порога спрашивает, что со мной не так;
я вкратце рассказываю, Ф., чтобы не мешать нам, деликатно надевает наушники и уходит рубиться в какую-то очередную игру, мы разговариваем примерно десять минут, и меня слегка попускает, потом приходят остальные.
в следующий раз я приезжаю в аэропорт — очередной аэропорт в этом году, из которого я никуда не лечу — и там мы с Н. разговариваем уже два часа; мне сильно легчает, но дома я всё равно на всякий случай пью ещё новопассита. но тем не менее, хотя бы курс найден, дальше уже легче;
всё это время Че успокаивает меня, как может, но он тоже не в силах как-то повлиять на внешние обстоятельства типа внезапной продажи квартиры, в которую мы собрались переезжать, или там злых глюков моей работы. но дома хорошо — хотя от разности потенциалов внутри и снаружи меня разносит только сильнее.
главное — не злиться на то, что что-то требует больше времени, чем ты думал. и вообще что что-то не так, как тебе казалось. потому что с остальным, в общем, можно разобраться, уняв это.

тяжёлый декабрь. но очень трансформирующий. не можешь помешать, как говорится, расслабься и получай удовольствие.
вот я и думаю, а почему бы и нет. тем более, что АСТ вроде как таки отдаст мне гонорар аж за июнь.

@темы: still_got_the_blues