и
дирекция тяги
я наконец отдохнула после Ролекона, поэтому

1. всю среду я проспала. просто всю и просто проспала, чтобы не заболеть окончательно — какая-то странная болезнь скосила меня, вроде бы ничего не болит особо, но ничего, кроме спать, не можешь, и давление высокое, чего со мной обычно никогда не бывает. видимо, это было такое телесное указание — «лежать!». но я отлично выспалась и выздоровела, а это главное.

2. но даже сквозь сон я умудрилась немного поработать и заказать печать для Ролекона — удачное оказалось решение, мы опечатали все нужные документы и всех людей, возжелавших тавро. по работе с настолкой мы и так шли с опережением, поэтому ничто не помешало нам закончить её вовремя.

3. мир вокруг был мягким и нежным, сквозь туманную голову воспринималось всё как хорошая, ласковая данность. я была окружена котами, а Че ухаживал за мной, готовил травяные отвары, еду, и следил за тем, чтобы я была укрыта теплым одеялком и мне снились хорошие сны.

4. в четверг я очнулась поздоровевшей, и мы стали очень быстро допиливать всё оставшееся для печати: визитки, плакаты для стенда. мы неожиданно отлично сработались, работа спорилась, мне было очень радостно вносить свою лепту в это дело. к вечеру мы сдали все окончательные версии в типографию.

5. кроме этого, четверг был днём разъездов: я заехала к Ю. за халатом (так чУдно, что стоит запостить куда-то даже не запрос, а просто описание того, что ты делаешь — я искала на авито халаты для презентации, мы решили, что это будет хорошая и простая униформа, написала об этом в твиттер, и оказалось, что у Ю. как раз есть ненужный и подходящий), посидела у неё в дивном новом кресле (оно глубокое, удобное, уютное и вообще папасан), и мы говорили о том, какой кошмар, когда ты зря тратил своего последнего Джармуша из чистой партии на того, кто этого не стоил и не заслуживал, и как здорово, что есть другие случаи.

6. потом я двинула в центр и встретилась с О., мы зашли поужинать в Караваевых и заодно избавить меня от зажима в шее, который, как оказалось, и был причиной аномально высокого для меня давления, и там-то вообще случилось чудо: я сижу, О. стоит и сворачивает мне в нужную сторону шею, и вдруг тётушка за соседним столиком на ломаном русском спрашивает, массажная ли это практика — мы говорим, да, и она предлагает свою помощь. отказаться совершенно невозможно, и она так здорово разминает мне шею, что она долго-долго не болит. после тётушка даёт мне несколько рекомендаций, допивает свой чай и уходит, желая нам всяческого добра — и мы ей, конечно, тоже. сил после этого заметно прибавляется — как и из-за того, что физически становится легче, так и из-за того, что такая поддержка со стороны мироздания обычно значит, что ты на правильном пути.

7. а вечером я открываю ачивку «побывать у Дыбовского дома» — Лю зовёт меня обсудить всякое перед коном, я много хохочу, выбираю каждый раз несуществующий чай и ещё не знаю, что через два дня буду здесь ночевать, хотя уже подозреваю, что пора заводить хештег вроде #разорвименяфанатки. планы мы (что удивительно) достраиваем, и я даже успеваю вернуться домой не поздно. девять лет назад я бы себе голову отгрызла от зависти, а сейчас это нормальный рабочий процесс. что совершенно не мешает мне фиксировать его удивительность и радоваться.

8. в ночи я отдираю гитары от британского флага. долгое время я немного собирала значки-гитары из разных hard rock cafe по всему миру — мне привозили их друзья, некоторые я добывала сама, а самые любимые в этой маленькой коллекции остались из португальской поездки и были куплены в мой день рождения — теперь я как-то прошла этот этап, как и необходимость британского флага на стене, поэтому почему бы не отдать флаг Ю., к обновленной комнате которой он так отлично подходит!

9. с утра до вечера в пятницу я сижу за работой совершенно безотрывно, помимо всякого мелкого дизайна, нам надо состарить двадцать пять бумажек для игрового блокнота, распечатать и сшить вручную три комплекта правил, всё это занимает много времени, но это ужасно мне нравится — вообще, пожалуй, работа над этой настолкой моя любимая работа so far. кроме этого, айспики неожиданно дают нам дополнительные деньги, сами увидев, сколько работы занимает настолка. так что это вдвойне приятно: я только учусь приводить в баланс всё это, с работой и деньгами, поэтому любой хороший опыт в этом плане драгоценен чуть более, чем полностью.

10. в процессе я понимаю, что мне совершенно некогда приготовить еду, буквально даже банальную гречку забросить в кастрюлю не успеваю, и Че, который уехал рано утром на работу, напоминает мне о возможной опции заказать еду. мне привозят вкусный-вкусный вок ровно в тот момент, когда я отмываю руки от смеси чая и кофе, в которой застаривала бумагу, я беру коробочку с лапшой и овощами, сажусь в гамак на балконе и смотрю на закат. возможность сделать так после шести часов беспрерывной работы — бесценна.

11. ко мне неожиданно заезжает отец, ещё более внезапно привозя с собой огромную корзину яблок. мы очень добро с ним разговариваем, я рассказываю, что ближайшие два дня буду совсем-совсем занята, чтобы они не беспокоились, если я вдруг не звоню или не отвечаю на звонки, и он, совершенно не понимая, о чем идет речь, просто принимает тот факт, что я что-то делаю, и в даже радуется, что вообще невероятный прорыв в отношениях с родителями.

12. вечером я собираюсь за полчаса — любимый ярко-зелёный рюкзак, папка с бумагами для презентации настолки, вещей на два дня: зубная щетка, белье, сменная футболка с дайсом для ролекона, домашнее платье, — и уезжаю к О., где невероятно хорошо и спокойно, можно чесать мейн-куньи пятки и хвосты и пить разный вкусный чай; я вылезаю из душа очень освежившейся, и тем не менее, быстро вырубаюсь, когда мы все ложимся.

13. Лю присылает фотографии напечатанного прототипа игры, визиток и прочего стаффа — и всё это очень хорошо, лучше, чем можно было ожидать, а ещё Лю рассказывает, что встретила рядом с типографией организаторов Ролекона, которые в ней же печатали плакаты, бейджики и многое другое, так что они все вместе искали нужную дверь. камень с плеч падает, когда всё оказывается как надо: и цвета хорошие, и видно, что два дня активных игр прототип переживёт. это большое облегчение, что всё с первого раза как надо.

14. поутру О. волшебничает, кормит меня завтраком, поит чаем, даёт с собой еды, пуэра и даже смолы пуэра в таблетках, а заодно и футуристическую стеклянную ёмкость для заварки, чтобы можно было развести и пить нормальный чай даже в совершенно никаких условиях. это жутко приятно, особенно с учетом того, что я совершенно не представляю, будет ли время хоть как-то о себе позаботиться.

15. рассвет очень яркий, очень красивый, солнце почти горизонтальными лучами подсвечивает каждую ветку встречного дерева, мы едем по зачарованной Москве, машин не много, звучит очень разная, но очень подходящая музыка; мы доезжаем до Дыбовского, там забираем все вещи для стенда, и еще почти сорок минут едем по залитой солнцем и хрустально-холодной Москве. О. высаживает меня прямо у нужных дверей, какие-то прекрасные люди помогают всё затащить, а знакомый организатор отдаёт очень хорошее место, где можно всё спокойно расклеить и развешать.

16. подтягиваются остальные, мы оформляем стенд и проводим много, очень много игр. в первый день я провела четыре, а всего их было семь (для нашей настолки с не самыми простыми правилами это очень много!), мы получаем отличные отзывы, очень тёплые и очень полные добра и пожеланий всё поскорее доделать, а ещё эти игры дают массу материала для обработки: выясняется, что косяков у нас довольно мало, но некоторые интерфейсные решения очень неудачные, и есть над чем поработать ещё. игроки как на подбор — или фанаты, или искренне интересующиеся и очень желающие разобраться, быстро понимают правила и разыгрываются. нас много фотографируют, и у нас берут интервью «Два в кубе», пока Лю ведёт игру, и это тоже получается очень трогательно, надеюсь, видео скоро выйдет.

17. единственный тяжелый случай мы передаём на Фунта, и я получаю время на перекусить и в беспамятстве закупить кучку красивущих дайсов — они мне ни за чем пока не нужны, но невероятно радуют глаз и тактильно очень приятны. бродя по залу, отмечаю знакомые лица, отказываюсь от десяти предложений сесть и поиграть во что-то, сегодня не до того, делаю заметки об играх, которые меня привлекают — я отнюдь не всеядна, меня интересуют очень специфические вещи, но радует, что и для меня что-то находится. обнимаю Макса, когда понимаю, что моя голова совсем распухла, и выхожу в холл посмотреть на закат.

18. я ищу горячую воду, но один кулер сломан, и там только холодная, ко второму здоровенная очередь, в итоге я прошу кипятка у ребят за стойкой (на этом ролеконе прямо в зале можно было выпить кофе, какао и съесть горячей еды), они удивляются, глядя на маленький квадратик фольги у меня в руках, я рассказываю им про смолу пуэра и чайную «МойЧай», в которой работает О., они церемонно дарят мне стакан с кипятком и кусочек шоколада.

19. закончив последнюю игру в 19:45 и свернув основную часть всего, мы разъезжаемся по домам — первоначально предполагалось, что я и эту ночь пробуду у О., но как-то очень незаметно получается, что я еду опять с Лю к НД домой. и это хорошо: нам для стенда немного не хватает красоты, и надо захватить ее утром оттуда, а ещё обсудить итоги первого дня, передать впечатление и уговорить его приехать завтра. всё это удаётся сделать, а ещё мы успеваем посмотреть видео презентации настолки. Саму презентацию вёл Фунт и мы не видели её, потому что не могли отвлечься от игры, которую вели, но на видео всё в целом оказывается очень хорошо, за исключением жутких опечаток вроде «интерестный факт», но их скорее можно не учитывать, хотя попади презентация в руки кому-нибудь из нас после Фунта, мы бы, конечно, поправили и орфографию, и пунктуацию. в два мы ложимся, кратко проговорив план на завтра, в доме царит довольство и дружелюбие.

20. просыпаюсь я за 15 минут до будильника: день снова солнечный, яркий свет будит меня лучше, чем что угодно другое. до отъезда я успеваю за завтраком поговорить за важность серии Silent Hill и Мора в моей личной биографии, узнать много интересного о том, из чего выросли айспики и получить обещание поделиться блином пуэра, который НД не пьет вообще (он, конечно, забудет привезти в студию, но это же Очень Приятно в любом случае!). мне нравится дом НД, он очень аскетичный и в нём работает правило «если ты принёс новую вещь, выкидывай старую» — за счёт этого нет ничего лишнего. ещё очень здоровские цвета, особенно мне нравится ванная — светло-серый и яркий, тёплый террактовый, мечта, а не сочетание цветов. но завтрак всё же заканчивается, и мы снова едем вести игры.

21. при этом две большие игры мы скидываем на проспавшего всё на свете Фунта и играем сами в «Грань Вселенной» и «Нордов Локи» — первая игра от наших соседей по стенду, очень красивая, очень занятная космическая стратегия, а вторая — от дивного человека во фраке, похожая на нарды, только с магией. покупаем ещё дайсов (невозможно перестать это делать, они слишком красивые и не занимают много места), знакомимся со «Случайным местом», обедаем. приходит Дыбовский и хвалит наш стенд, что втройне приятно, а потом мы снова садимся вести игры и до восьми вечера не встаём из-за стола. всё проходит очень удачно, и мы, уставшие и счастливые, разъезжаемся по домам.

22. я плохо помню возвращение, но сплю весь понедельник напролёт, изредка просыпаясь от голода и от того, что во сне я провела очередные несколько игр. только когда во сне я тоже заканчиваю игры и приезжаю домой, я высыпаюсь наконец и встаю — оказывается,уже утро вторника. я пишу всё это не очень подробно, потому что и так уже очень много букв и дней — флешмоб требовал семь, я пишу уже про десятый или одиннадцатый, мне просто хотелось хотя бы в двух словах рассказать о том, как прошёл Ролекон. поэтому пока, наверное, хватит.



и да, ваши хорошие новости, как всегда, очень меня интересуют!

@темы: dreams_never_deceive, изнутри, улыбаюсь, упасть_под_стол