22:55 

и
дирекция тяги

пятница, семнадцатое
1. в пятницу я внезапно раскапываю в архиве перо и чернила, подаренные мне в незапамятные времена К.
(я тысячу лет не видела К., он купил семье дом, родил сына и вообще ведёт себя как настоящий взрослый человек, он способен справиться, кажется, с чем угодно — и не потерять присутствия духа, и продолжать вдохновлять других; я очень люблю К. вне зависимости от всего)
отдаю их Че, он развлекается, я смотрю и бегаю вокруг, то подавая бумагу получше, то просто хохоча, а в итоге рисую на кусочке дерева, привезённом из Питера ещё весной, то, что давно нужно было нарисовать.
2. вечером я хочу сделать что-нибудь с невероятным количеством свёклы (урожай свёклы у родителей на даче настолько удался, что ой) — и мы делаем невероятно сытные и вкусные бургеры с брынзой по рецепту дивных скандинавов. несмотря на уполовиненный рецепт, всё равно съесть больше полутора невозможно, и остаётся ещё на завтрак (далеко не сразу мне приходит в голову, что необязательно есть их в полной, так сказать, бургерной правильности, и можно просто удвоить их количество, если обойтись без верхнего кусочка хлеба. рецепт мне очень нравится, я добавляю туда немного непредусмотренных им, но любимых мной специй, и выходит очень здорово!
3. в Москве падает первый снег, вечером он добирается и до нас, метель в семь вечера достигает своего пика, в это время Че спит, восстанавливаясь после двух непростых дней, рядом с ним спят коты, а я тихонечко зажигаю свечку в аромалампе и добавляю в воду несколько капель мятного эфирного масла, а потом пишу огромное рабочее письмо внезапно очнувшейся из спячки давней работодательнице: мы так или иначе будем сотрудничать с ней ближайшие несколько месяцев, и это меня скорее радует.
4. хорошие новости на самом деле не новости, а состояния.

суббота
1. в субботу мы едем к Ю., она заботливо предупреждает, что захочет помощи в ремонте, мы берём с собой второй комплект одежды (и какими только хитрыми путями путешествуют капли краски! я вот, например, не запачкала в итоге ничего, кроме рюкзака, которого даже в комнате-то, где мы красили, не было) и на семь часов уходим в ритмичную работу. Ю. обладает замечательным запасом добрых слов и похвалы, работать очень приятно и не утомительно: мы часто делаем перерывы на чай и разок на еду, вся нагрузка удобно распределяется по способностям (Че вот, например, из-за своего роста отлично подходит для покраски верхней части стен и наклейки малярного скотча! а я слой за слоем отдираю нечто со шкафа, оказывающееся гипсом и какой-то ещё дребеденью, потом беру маленькую кисточку и закрашиваю сложносочиненные изгибы стен, Ю. в это время делает одновременно чай и еду, а ещё в разное время придерживает стиральную машину, чтобы та не прыгала, тоже красит и подметает полы). «современный человек редко видит результаты своего труда», цитирует Ю., а тут-то их как раз очень легко увидеть: на стенах исчезают белые пятна (остаётся только Австралия, потому что она ещё не просохла), и это правда очень вдохновляюще. когда я делаю что-то большое и нематериальное, я люблю прерываться иногда и делать что-то маленькое и материальное, чтобы получить заряд вдохновения на законченном деле — и тут то же самое.
2. на прощание Ю. отдаёт несколько не нужных ей украшений, я беру часть себе, часть — с мыслью о тех, кому передам их. вообще мне очень нравится мысль о том, чтобы не выбрасывать ненужные, но хорошие вещи, а отдавать их тем, кому они лучше подойдут или нужны. так, мы с несколькими знакомыми барышнями раз в несколько месяцев встречаемся, чтобы обменяться надоевшими, но нестарыми, вещами, или теми, что куплены и не носятся, а ещё приносим на эти встречи всё остальное от украшений до техники. набираются огромные баулы, даже если ничего вроде бы особенно не покупаешь! и я не помню, когда в последний раз ходила в магазин одежды: при такой традиции вещи не залёживаются, а обновляются, и это очень хорошо.
3. по дороге домой мы неожиданно натыкаемся на декаф, в зёрнах и хорошей обжарки, и покупаем их, а заодно и френч-пресс, которого давно не хватало. ура кофе в любое время суток и без боли! от того, что с кофеином, у меня уже довольно долго болит голова, а совсем отказываться от него не хочется, в близлежащих магазинах же декафа в зёрнах было не сыскать, а тут такая удача.
а во френч-прессе очень удобно взбивать молоко в пену, а не только заваривать что-то!

воскресенье
1. в воскресенье становится очень морозно, я одеваюсь тепло и выхожу из дома очень рано утром. воскресенье — очень ясный день, под ногами хрустит трава, покрытая изморозью, листья на берёзах у дома становятся очень хрупкими и ломкими, но ещё держатся. в окнах электрички такой пейзаж, что я не могу читать и просто впитываю остаток этой осени, пожелтевшие яркие травы с чёрными вкраплениями сухостоя, множество оттенков багрянца, охры и желтизны, оранжевого и коричневого.
2. я приезжаю работать над настолкой первой. дома у Фунта Л., которая становится нашим ангелом и делает завтрак и чай, добродушно пуша меня, пока Фунт просыпается и приходит за стол тоже. на четырнадцатом этаже очень много солнца, очень много неба и видно далеко-далеко, я жмурюсь от радости и отдыхаю еще полчаса, пока подъезжают остальные.
3. мы очень много успеваем сделать за пять с половиной часов, и разъезжаемся по домам с большой и довольно срочной домашкой, но довольные собой и друг другом. мне звонит Э. и предлагает встретиться прямо сейчас, я еду, и вместе мы делаем ей страховку для вылета — вот буквально через несколько дней большая компания моих знакомых и друзей хором на три недели, а кто-то и больше, улетает из наших нынешних холодов в Индию, я очень радуюсь за них, а сама после Ролекона пойду отдавать наконец документы на загранник.
4. а потом мне звонит А., и мы как-то спонтанно решаем вместе к ней приехать в гости, и едем, довольно долго, но оно того стоит: А. встречает нас на остановке, её собаку зовут Элвис и он бигль, дома А. кормит нас пирогом и сливовым вареньем, поит травяным чаем и долго разговаривает, так долго, что я понимаю, что вряд ли успею домой (и, конечно, не успеваю, поэтому остаюсь). после ухода Э. мы ещё почти четыре часа очень откровенно разговариваем о всяких важных вещах, например, о восприятии своего тела (кто-то воспринимает себя целостно, и частный случай тут, например, когда трудно надевать маски или каким-то другим способом отрывать лицо от тела, а кто-то воспринимает себя как набор деталей и смотрит на себя глазами других людей, у кого-то тела вообще как будто нет), о том, что делать, если и когда, о многом другом, а потом я иду в душ (о боже, тёплые полы в ванной — это счастье), затем сажусь за работу. работы делается совсем немного: фотошоп на местном стареньком маке почему-то отказывается работать с нашими файлами, поэтому я просто корректирую документы, до которых дотягиваюсь, и в начале четвёртого ложусь спать, пару минут просмотрев за окно, где видно только дымку и почти призрачные яркие огни соседней высотки. танец то густеющей, то расходящейся взвеси в воздухе завораживает. и здесь четырнадцатый этаж тоже, я люблю, когда высоко!
5. мама А. — певица русского романса. она очень мудрый, добрый и тёплый человек, и дом у них такой же: половина этажа, в одной квартире А. с мамой, в другой — брат А. и их дедушка с бабушкой, их домашние звери носятся из одной квартиры в другую через предбанник, и всё, кажется, на своих местах. этот дом делали с любовью — и ремонт в нём делают тоже с любовью. А. говорит, что собирается проснуться в девять, я думаю, что снова буду мало спать, но это не такая уж проблема: у меня скоро будет день отдыха и сна.

сегодня
1. я просыпаюсь в 9:17 и успеваю умыться до того, как встают все остальные. ко мне приходит гладиться кошка Кассиопея, маленькая, в половину нашего Плюса, очень пушистая и круглоглазая, мимо носится огромный кот по имени Бро, семья А. постепенно просыпается и кормит меня какой-то невероятной кашей с яблоками, кокосом и кунжутом, мы допиваем чай у А. в комнате, Элвис носится вокруг, желая поскорее выйти на прогулку, и мы, конечно, идём. я прохожу с ними вокруг местного пруда, там очень здорово — припорошенная зелёная трава, деревянные мостки вдоль половины пруда, потяжелевшая на вид свинцовая вода — этот цвет пока ещё не стал привычным зимним, но уже и не осенний. А. идёт провожать меня на остановку, и там встречаем Свету, у которой, оказывается, практика в школе через дорогу. скорее всего, Света теперь будет спать по понедельникам на полтора часа больше, чем раньше.
2. я добираюсь домой на трёх автобусах, метро и маршрутке. это на самом деле только звучит страшно, а на самом деле каждый отрезок занимает не больше 20 минут, и следующий транспорт подъезжает к остановке ровно когда я выхожу из предыдущего. дома меня ждёт Че, приготовивший обед. мы едим вместе, и он убегает на собеседование. возвращается, когда я сижу по уши в работе, и очень заботливо ухаживает за мной, пока я стараюсь разлеплять слипающиеся глаза и доделывать то, что можно сделать сегодня.
3. вечером я вспоминаю, что у НД был день рождения позавчера, и пока мы все дружно работаем над подготовкой настолки (и все про это забыли), передаю ему поздравление — очень приятно, когда он пишет в скайп два слова благодарности. мы в конце концов снова придумываем двадцать хохм про игрушечку, и успеваем сделать опять довольно много (но по-прежнему не всё, хотя осталось уже значительно меньше, чем могло бы напугать). о боже, «комплекс самозванки, имперский комплекс бакалавра и один гаруспик у нас без комплексов» — невозможно перестать ржать. НД, которому ничего никогда не нравится, и тот сменяет гнев на милость, основательно похохотав.
4. потом звонят родители — просят, чтобы передала показатели счётчиков воды и электричества, и ещё всякую мелочь. потом неожиданно звонит дедушка. всё это время Плюша лежит у меня на коленях, огромный опушившийся к зиме, отрастивший гриву и густой-густой подшерсток, и мурчит, я чувствую вибрацию, и мне спокойнее — даже когда разговоры касаются скользких тем, это легче, чем когда никого нет. этот день можно назвать Днём Нормального Общения Со Взрослыми. чудесно.
5. я устаю, это заметно даже по тексту. пишу этот пост уйму времени с перерывами на работу, Че, чай и еду. но вот я его дописала, а это значит, что всё, что можно было сделать сегодня, сделано, а что нет — то подождёт, и я ложусь спать. и это очень, очень, очень хорошо.


пишите хорошие новости все.
я серьёзно. ну хотя бы одну в комментарии.

@темы: dreams_never_deceive, диалоги, изнутри, улыбаюсь, упасть_под_стол, чеширский

URL
Комментарии
2014-10-21 в 00:00 

Oak
теперь ты дракон
Я в Париже несмотря на отит и это моя хорошая новость до субботы)

2014-10-21 в 02:23 

Треска
Будущее не надо предсказывать. Им надо управлять.
Моя программа работает; я купила билеты в Ригу на НГ - неожиданно всего за 200 евро, хотя была моральна готова заплатить все 400 (вы приедете?); меня сегодня кормили удивительным шоколадным муссом; в среду меня пришласили в театр; жизнь замечательна - хотя это не новость :)

2014-10-21 в 09:07 

и
дирекция тяги
Oak, поправляйся, лучше сразу там, потому что здесь очень влажно и туманно.) и ура же!
Треска, мы не знаем, я на следующей неделе только иду отдавать доки на загранник Т_Т вообще хотим, особенно с учетом того, что мне таки обещают выплатить на ней же задолженность по зарплате.
и то, что жизнь замечательна — это каждый день новость! =)

URL
   

As above, so below

главная