02:15 

и
дирекция тяги
М. говорит, что я не права, что перестала писать вообще, но в открытую я могу разве что пересказывать бытовые вещи, вроде того, как мы с Э. полдня хохочем на всех улицах и во всех японских забегаловках, куда нас заносит, превращая обычные слова в имена и выдумывая для них истории (чеченские террористы Потряс Устоев и Снос Новостроев, простой русский парень Стакан Злаков, его бро Кулёк Пирожков и их знакомый Конверт Знаков. Ну и Маршрут Объездов, продолжать можно бесконечно, занятие при всей своей незамысловатости веселит безмерно).

К вечеру я впадаю в задумчивость (вероятно, от чрезмерной сытости: мне бы хватило одного заведения, однако по настоянию страшно голодной и измотанной Э. мы постоянно где-то останавливаемся и что-то едим) и вспоминаю песню Лео Фёдорова, первую, которую мне выдал прошлым летом Че, в ней как раз была подобная игра именами — по дивному совпадению вторую выдаёт мой ментальный брат К., которому на днях исполнилось столько же, сколько мне, но который практически ничего не знает о моём существовании, что кажется мне ужасной несправедливостью, подлежащей исправлению — с другой стороны, при личной встрече мы скорее всего протрепемся беспрерывно слишком много (and I mean it, слишком много) часов, пока нас яростно не возревнуют остальные. И, эх, ведь никому не объяснишь, что в целом-то ничего личного, кроме радости от совпадений в направлениях мысли и всего такого. Я разговорчива в последнее время в крайне определённых обстоятельствах, во всех остальных скорее дивно молчалива и только отвечаю на непосредственные обращения.
Но это было лирическое отступление. Теряю связность мыслей, недосып на меня плохо действует (а на кого хорошо?) — прошлой ночью мне вдруг в четвёртом часу звонит М. и начинает что-то говорить про Кастанеду, а я как раз решаю, то ли пойти спать, то ли пойти перелить свой мозговой бардак в очередное завихрение сюжета ведомой игрушечки или ещё чего пожоще.
Пытаюсь удивиться, что, мол, разве я похожа на человека, к которому можно обращаться с вопросами по Кастанеде, потом кривлюсь: ээ похожа, несмотря ни на что. Кокетство из серии "чо ваще вам всем надо, оставьте меня поспать" не длится долго, равно как и сон: в девять утра, по часам, приезжает отец, ураганом пробегает по дому, оставляет инструкции и указания и уносится так стремительно, что я полчаса пью один стакан воды, чтобы уравновесить торопливость и сбивчивость. Это кажется правильным и подходящим; потом я пытаюсь лечь и доспать — но где там, Э. жаворонок, Э. не хочется ехать на одну встречу и хочется гулять и потрепаться со мной о всяком, Э. замечает, что я не сплю и через полчаса я выползаю из дома, костеря на чём свет стоит свою непредусмотрительность (стоило взять ботинки с предыдущего места жительства, а не только легкомысленные и легкопромокаемые кеды, в нынешний ливень и с учётом нашей привычки всё время шляться по лесам это губительно для носков и здоровья) и втайне радуясь тому, что вытащить меня из дома даже в неподходящей экипировке и неуместном состоянии по-прежнему легко.

Кажется, пора всё-таки поспать, а то я начну писать лирические отступления о том, как именно я не знаю, что будет (граничат с нытьём), и о жилище (граничат с безумием), с утра о которых и не вспомню.

@музыка: Woodkid

@темы: просто_так, from_the_inside

URL
Комментарии
2013-04-28 в 16:35 

вот в таком и о таком состоянии почаще пиши)

2013-04-28 в 17:35 

(и)
непрочь
Ваше мнение очень важно для нас хД
Да я вот пишу, когда руки доходят.))

   

As above, so below

главная