• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: изнутри (список заголовков)
12:36 

дирекция тяги
ладно, на самом деле мне очень сложно. но а кому вообще легко. недавно тут мироздание очень красноречиво выдало — всё, дорогая, время, когда ты могла отодвигать вопросы тела в сторону и решать другие, закончилось, давай. поэтому днимничок снова мне нужен как психотерапевтическая практика (а я, к счастью, достаточно беспощадна).

простыня сумбурного текста

@темы: для_внутреннего_пользования, still_got_the_blues, dreams_never_deceive, изнутри, чеширский

15:20 

вообще-то я очень жизнелюбива, но иногда как начнется О_О

дирекция тяги
23:58 

дирекция тяги
я всё ещё не знаю, что сказать про Индию, не сводя всё к сухим фактам википедии и около и одновременно не растекаясь в слюни восторга.

зато знаю, что сказать про Калининград — когда-то уже тысячу лет назад мы вчетвером взяли билеты и вот недавно слетали наконец; там, как всегда, дышится в сто раз вольнее, и погода, как всегда, подходящая как нельзя лучше. В первый день льёт дождище, мне покупают оранжевый зонт с серебристой обратной стороной, и мы долго-долго ходим над обрывом, глядя на море и обнаженные склоны под нами. солоноватый прибрежный воздух сменяется освежающим под соснами, пасмурный день сменяется теплым вечером, я вожу всех по любимым местам, мы вместе открываем несколько новых: свежепостроенную часть Светлогорска (десятки красивых домов, в которых так и хочется пожить, или, по крайней мере, представить, каково это), на следующий, более морозный, но зато солнечный, день, — новый променад в Янтарном (часть его идёт по берегу, часть по озерной воде, в которой целый зоопарк: утки с селезнями, лебеди, нутрия Манька с ярко-рыжими зубами, которую местные подкармливают кто чем, а лебеди гоняют), а на день рождения Э. мы едем на косу, которую я приберегала на сладкое — и сначала выходим к морю, где белый песок, а потом поднимаемся на мою любимую Эфу, и последние несколько метров до смотровой ведём Э. с закрытыми глазами — а потом внезапно оказывается, что ветра нет совсем, вокруг тишь, даже пески молчат от вчерашней влаги, но пятнадцатое декабря, а на солнце можно и позагорать, мы достаём из рюкзака тайно запасённую бутылку просекко и немного местной выпечки, Э. говорит, что это всё как в кино, и в жизни такое же не бывает,
но на самом деле только так и бывает, остальное не стоит внимания;
домой мы добываем гирлянду на батарейках и две разноцветных шипящих свечки, ужинаем при их свете, все хотят вернуться ещё, и это, в общем, главное, что я бы хотела услышать. мне немного не хватает времени наедине с собой, и оказывается очень правильным, что мы с Че улетаем на полсуток позже, чем Э. и P., я успеваю выдохнуть и помолчать достаточно, чтобы не хотеть сменить билет. последнее утро совсем морозное, камни, листья и вообще весь мир зарастают пушистым инеем, на море немного отлив, и наконец можно спуститься на песок и гулять — свет почти не меняется с восхода до заката, светло-розовый, ясно-голубой, море очень спокойное, чайки катаются на волнах совсем близко к берегу, кто-то катается на катере вдоль бухт, кто-то, как мы, гуляет вдоль берега. это та тишина, которой мне очень не хватало, та тишина, которая делает нас с Че ещё ближе, чем раньше.

___
а ещё спасибо Победе — через полгода будет 10 лет, как я летаю в Кёниг, но даже в самый первый раз билеты были дороже :)
* отдельная маленькая аэропортовская история: когда возле гейта на вылет собирается уже довольно много народа, ворота открывают и изнутри, и снаружи, и начинается посадка, очень сосредоточенная девушка на стойке с посадочными негромко говорит в рацию:
— Объявляйте «Победу»!
но звучит это почему-то так, как если бы на дворе был май 1945.

@темы: для_внутреннего_пользования, изнутри, dreams_never_deceive

15:51 

дирекция тяги
это очень смешно, но мне потребовалось двадцать семь (уже) лет, чтобы понять, что страх не успеть и не закончить ничем не отличается от других страхов. и если продолжать бояться, то точно туда и попадёшь: будешь не успевать и не заканчивать.
немного об этом

***
о другом — переезд пятого апреля; it's official, всё такое. меня до подпрыгивания от восторга радует мысль, что наконец можно будет нормально принимать гостей. и работать не в той же комнате, где мы спим. и возвращаться домой когда захочется, не оглядываясь на расписание электричек. и много чего ещё.

@темы: изнутри, для_внутреннего_пользования, dreams_never_deceive

00:02 

дирекция тяги
очень долгая неделя, в которую ныряешь и выныриваешь только к воскресенью, а в воскресенье рано утром встаёшь и, немного туманный от болезненного состояния, едешь работать.
туман не проходит несколько дней, но у меня совсем нет дней, чтобы вылечиться, и я стараюсь урывать любое время, чтобы отдыхать и восстанавливаться.
в четверг мы проводили путешественников, Ф. оставил мне в наследство на год пятнадцать настолок и сундук всякого геймдизайнерского и мастерского добра, удивительно, как всё меняется: вот они собирались, собирались, я привыкла приходить на четырнадцатый раньше всех, чтобы перед работой успевать вдоволь насмотреться на дальнюю панораму — шутка ли, восьмиметровое окно, — а вот уже улетают, а вот и улетели, и приходить туда больше не к кому, и я никого из них не увижу ещё очень долго.

если, конечно, не перехвачу где-нибудь в процессе: загранник напечатали, осталось его забрать.

при этом совершенно не тяжело отпускать: Н. посреди вечера накануне вдруг останавливает гомон гостей и говорит о том, что может спокойно улететь именно потому, что есть друзья, на которых можно положиться, именно потому, что есть дом, куда можно возвращаться, именно потому, что изменится всё — но главное вырастет. и поэтому же легко и радостно за них.

@темы: изнутри

03:25 

дирекция тяги
…Но Ахура-Мазда запросил за меня выкуп, а Будда посадил мне в ботинки ежей (с)

февраль — танцующее время, февраль — складывается то, что не могло сложиться ни под каким углом, и рассыпается то, чему пора. пять часов я хохочу почти беспрерывно, шутки, которые вне контекста теряют свою прелесть, но в момент присутствия нет ничего смешнее,
а затем сажусь в машину и на целую вечность или пятнадцать минут прилипаю к окну — мы едем сквозь ту часть Москвы, которая полнится небом гораздо больше прочих, а ещё ярко-белыми и абрикосовыми огнями, и вид имеет ночью совсем не такой, как днём, но стократ лучше — сейчас это именно так, пока ночи ещё долгие, пока в воздухе только начинает пахнуть весной. я бываю здесь редко, проезжаю не под землёй и того реже, но вдруг вспоминаю, как это хорошо, и смеюсь ещё, потому что как не смеяться, если где-то здесь пару лет назад я стояла в вагоне с человеком, который когда-то был важен, в полуметре, а он отводил взгляд и не мог вымолвить ни слова — и в этом не было ни капли моей вины. если где-то здесь я стояла на плечах старого знакомца и залезала на жутковатую лестницу-решётку сталинки, чтобы упорно лезть до самой крыши (восемь высоченных этажей, никаких ограничителей и страховок, но так было надо) — а спустя час карабкаться вниз, с замёрзшими, несмотря на тёплую летнюю ночь, руками. если где-то здесь я давала себе обещания и никогда не нарушала их.
теперь всё прошлое отслаивается с меня: я тебя помню, я тебя знаю, я тебя люблю, я тебя ценю и благодарю, будь со мной, помогай мне, — я как будто вновь стою на той крыше, и меня продувают двадцать четыре ветра, и двадцать пятый, самый важный, — тот, чья прозрачная кровь делает тебя нагим и свободным.

я танцую со смехом там, где раньше не пыталась даже его искать, вижу людей, которых не встречала десять лет, но мы помним друг друга, потому что такие мистерии не забываются — я чувствую, как прибывают силы, как легко становится то, что раньше казалось неподъёмным.

кажется, я опять умерла и воскресла, но только сейчас заметила; тем лучше.

@темы: dreams_never_deceive, изнутри, улыбаюсь

19:53 

дирекция тяги
хаха, не знаешь, что делать — езжай в Петербург. на самом деле нет. просто езжай в Петербург, примерно так выглядит мой рецепт для всего и от всего в последний, что ли, год.

недавно я совершила героическое усилие, превозмогла госуслуги, уфмс и прочую бюрократию, от которой у меня (буквально) текла кровь из носа (это всё очень смешно, и всё ещё правда) и подала документы на загранник. я не могла сделать этого по разным причинам полтора года. и хотя получить ещё его не успела, но мы уже взяли несколько билетов (кто бы знал, как сильно за полтора года я соскучилась по небу и самолётам, и как сильно мне надоело приезжать в аэропорт и оставаться на земле). улететь в Петербург, живя в городе-у-аэропорта, лишь чуть сложнее и затратнее, чем выйти до ближайшего магазина.

до меня тут дошло, что этот город делал со мной десять лет подряд.
десять лет подряд он учил меня доверять. десять лет подряд он осыпал меня чудесами любой плотности и любой степени невозможности, ничего не требуя взамен и расставляя их на моём пути в прихотливом порядке. а я шхерилась, впадала в паранойю, пугалась и чего только ни делала, чтобы мне перестали причинять добро и наносить всевозможную радость. и только уже прошлым летом я наконец перестала. я доверилась ему — а городу только того и надо было. что удивляет меня до сих пор, так это то, что ничего от этого не кончилось, скорее, наоборот, расцветает: стоит на секунду замолчать и проверить себя — чувствуешь за спиной поддержку, как будто само пространство подбадривает тебя и мягко уговаривает идти вперёд, потому что бояться нечего.

мы прилетаем; новое Пулково похоже на огромный пустой театр; я думаю, наверное, надо поехать домой, сбросить рюкзаки и поспать, но вместо этого звоню П., мы приезжаем к ним и уехать в тот же вечер уже невозможно; на следующий день мы ездим от одних друзей к другим, и везде очень тепло и с трудом можно уйти, и каждая компания просится с нами дальше и дольше, а я их всех так люблю, что всё становится простым и понятным. в конце дня мы идём сквозь мокрый снег к переехавшему сюда Элю, собирать лего, болтать о всякой ерунде; Эль умеет находить тактильно и визуально приятные места и ведёт нас в одно такое: всё очень земное, тёмное дерево, ледорубы на стенах, кованые вешалки в форме голов животных, камин, тяжелые плотные шторы. оттуда мы уже сильно заполночь уезжаем на такси, на улице красивущая метель, залепляющая глаза и рот снегом практически мгновенно, тепло и очень киношно, мы несёмся через мосты, реки-и-каналы, зима, ничего не разводят, можно не бояться остаться на Ваське на ночь, хотя я была бы не против, но мы наконец приезжаем в любимый прохладный Дом у Реки и падаем спать. поутру в доме все ленивые, медленные, несмотря на мате, кофе и прочие стимуляторы: атмосферное давление очень низкое, и чтобы что-то сделать, нужно пробиться сквозь тяжелую пелену. я немного занимаюсь наблюдением за синичками и попытками понять новый фотоаппарат, Юля гоняет наглых голубей, Малина цепляет себе на голову тюрбан, а Лина неожиданно прибегает и зовёт нас посмотреть — «сказ про то, как пять человек сбежались к одному окну, где в течение тридцати секунд показывали солнце» — а потом мы таки уезжаем в очередные тёплые гости, откуда уже совсем лениво выкатываемся в аэропорт с ангелами и чудовищной навигацией, успевая везде, даже на последнюю электричку аж за девятнадцать рублей домой.

всё это — бусины и бисер, все их перебираешь руками, гладишь и носишь на себе, как мозаичный узор на коже. и тебе не нужны татуировки, потому что ты и так весь раскрашен изнутри и снаружи.

десять лет я пыталась вылезти вон из своей шкуры, потому что было невыносимо. а оказалось, что надо было в неё залезть и успокоиться, потому что у меня-то внутри всё хорошо, а с кошмаром снаружи гораздо легче справиться, когда знаешь себя. так странно вспоминать человека, которым ты был — человека, который идёт на шаг дальше, чем мог бы. этот шаг всегда оказывается решающим.

@темы: улыбаюсь, изнутри, visual, dreams_never_deceive

19:58 

дирекция тяги
какое там продолжение, никогда эта история не закончится. сезоны Петербурга на ДжокерФМ, я как последний влюблённый дурак взяла билеты снова — вот пару часов назад — и после шампанского и всего такого, с завтрашнего утра буду в сонном пустом Питере, а третьего утром — снова дома.

Счастливых вам праздников, лёгких левелапов и доброго года :)

@темы: dreams_never_deceive, изнутри, улыбаюсь, упасть_под_стол

23:48 

дирекция тяги
такое впечатление, что я получила новый уровень — и совершенно этого не заметила, потому что дел стало в десяток раз больше, а каждую свободную минуту я посвящаю отдыху. так что уровни считать стало некогда. и незачем: не с кем ими меряться, нечего сравнивать.

потому что уровень — это такая штука, он сам придёт. вот хоть ты тресни, а определенное количество переходит в качество, рано или поздно — у всех своя скорость. чем меньше паришься и чем больше работаешь, тем быстрее и придёт. я понимаю, что это банальность, но прожитое и вросшее в тебя совсем не выглядит так, а раскрывается, как цветок.

становишься легче. то, что и говорил С.: «задач у вас не убавится, а вовсе даже наоборот, станет гораздо больше — но вы будете легче с ними справляться. легче, лучше, быстрее, с большей радостью». всё так, в который раз: уровень моей способности разбираться — не знаю, как это расшифровать, разгребать обстоятельства? работать? трудиться? нет подходящего слова на языке — вырос, пропорционально ему вырос и объём задач. то есть всё снова честно, старинным лозунгом «от каждого по способностям, каждому по потребностям». я как-то скучно и пусто об этом пишу, но на самом деле в этом очень много жизни и радости — и когда я отдохну, я смогу рассказать об этом, просто описав происходящее.

это лирика. а вопрос у меня такой: друзья, никто не сдаёт у вас/ваших знакомых квартиру в Москве? вероятнее всего, однушку, т.к. наш потолок — 35 т.р. в месяц., залог готовы отдать сразу. В целом местонахождение не очень принципиально, главное, чтобы метро было не дальше 10 минут пешком (оптимально верх зеленой и красной веток, и, может, Реутов, но рассмотрим всё). Нас двое (я и Че), с нами два прекрасных рыжих кота, приученных ко всему. у нас был дружеский вариант, но ребятам внезапно понадобилась их квартира. переехать можем с нового года или чуть раньше. агентов не надоть, свой риэлтор у нас есть, на случай, если через друзей не получится.

@темы: изнутри, q, dreams_never_deceive

00:54 

дирекция тяги
ноябрь — время тяжёлых сказок и непростых дней. первое солнце за много дней, небо уже стало сизым вместо синего, я спасаюсь только мантрами собственного сочинения и медитациями на всё, что можно.

я всё поняла, мои родители — просто дементоры. я после каждой встречи с ними ложусь с мигренью и некоторое время не могу ничего (только обнимать и тыкаться носом в Че, есть шоколад и лежать в ванной с каким-нибудь ароматическим маслом). но это нужно просто принять как данность, потому что сделать с ними ничего нельзя. то, что я слышу от них, я бы не пожелала никому; но иногда мне удаётся развернуть разговор хоть на что-то конструктивное и отвлечь их от зомбоящика — и то победа.

сложно не относиться слишком близко и тяжело к таким вещам, которые словно лезут к тебе в лицо, пытаясь заслонить всё остальное. мы собрались переезжать, и я встретила в их лице чудовищное сопротивление (хотя, конечно, могло бы быть гораздо хуже).

я, как оказалось, только учусь отдыхать. но правильный отдых реанимирует гораздо лучше, чем просто отдых (и уж тем более, чем неправильный). подбирать его под себя довольно непросто, но здесь мог бы быть текст о некоторых всё ещё не заживших ранах, и его не будет, потому что не время и не место.

время и место молоку, маслу бергамота, мятному шоколаду и уйме специй в простом йогурте. и времени на себя.

@темы: изнутри, still_got_the_blues

03:42 

дирекция тяги
два дня разборок шкафов, Самых Страшных Сумок (ну ладно, на самом деле одной сумки и одной коробки — по каким-то мистическим причинам я не могла с ними справиться со времён последнего переезда), ящиков и полок, и вот — теперь я помню в доме каждую вещь, теперь их меньше, чем было, и это очень здорово.

(несколько недель вокруг соуэна, на мой вкус, отлично подходят для очищения пространства (а для остального у нас на кухонном столе стоит мешок для мусора из головы, например, ну и ещё всякое есть): эффект мгновенный и ощутимый, а руки сами собой разбирают, отмывают, оценивают нужность и бесстрастно избавляются от лишних вещей. впрочем, никогда не стоит ждать, если есть необходимость в очищении: чем больше ждёшь, тем меньше сил на дело. хотя это, кажется, почти универсальное правило: если ждёшь подходящего момента, то вот прямо сейчас — очень даже подходит)

из всех этих вещей мы накопали целый пакет (это много, вообще у меня не так чтобы много вещей, в переезд они укладываются в багажник обычной легковой машины, если не считать котов и настольный компьютер, и там всё, включая всю кухонную посуду и одежду на четыре сезона; у Че вещей ещё меньше) каких-то странных бумаг. то есть ничего в них странного не было, но просто они все из каких-то прошлых жизней: документы организации, с которой мы расставались не в лучших отношениях, приказ об увольнении с госслужбы, какие-то ачивки типа дипломов за выступления и награждений за участие в чём-то, которые у меня совсем ничего не вызывают, детские нотные тетрадки, просто исписанные тетрадки, в которых нет больше смысла, ох, ну что сказать, много всего.

а я хотела костёр, такой, из прошлой записи. так что воскресным утром мы заварили в термос очень имбирного зелёного чая с брусникой и облепихой, оделись потеплее и вышли. в лесу дышится очень хорошо, полной грудью вдыхаешь воздух и хочешь ещё вдвое больше вдохнуть, аромат сосновой смолы, прелых обесцвеченных берёзовых листьев насыщают тело энергией, невозможно устоять, ускоряешь шаг, не замечая этого. очень жёлудевый год, в дубовых зарослях ни шагу нельзя ступить, чтобы не наступить хотя бы на пять штук.

мы приходим на место у речки, где пару месяцев (кажется) назад пускали кораблики, там какие-то неизвестные, но очень хорошие, люди сделали навес и оставили под ним несколько чистых тряпочек, газету и пенку, а ещё поставили место для сидения, которое можно использовать и как стол, если нужно. рядом отыскивается часть мангала, так что нам даже не нужно окапывать место для костра, и час с лишним мы сосредоточенно избавляем меня от остатков прошлого, которые окончательно устарели или не нужны мне больше.

горит нотная тетрадка, и я вспоминаю, как перестала ходить на фортепианные уроки ещё в детстве, потому что учительнице надоели мои быстрорастущие ногти и она однажды взяла и сама их мне постригла, дома я твёрдо сказала, что ни за что и никогда больше туда не пойду (и не пошла; а вокруг в это время начинает моросить дождь), горят какие-то уроки по английскому, и я вспоминаю, с каким теплом и радостью бегала к дивной леди Нелли Васильевне, не столько за английским, хотя его я любила тоже, сколько за теплом и похвалой, дома меня не хвалили примерно никогда (НВ уже давно умерла, я до сих пор помню её домашний телефон; дождь прекращается), горят билеты куда-то (я запоздало думаю, что надо было их сфотографировать, но не хочу прерывать процесс, который приобретает всё больше ритуальных черт; с холма спускается пастух, приводит корову на водопой, она смешно хлюпает, когда пьёт), горят блокноты с записями, которые я ни разу не открывала после того, как заполнила (или даже не заполняла совсем; дождь опять начинается и почти сразу перестаёт), горит приказ об увольнении, я вспоминаю свою госслужбу с большим теплом — мне повезло и с местом, и с людьми, если бы не эти люди и несколько внезапных премий, я бы не смогла попасть на терапию к Ю. или улететь с Сантой, когда очень было надо, и много чего ещё бы не случилось (иногда мы созваниваемся с начальником, в основном поздравить с праздниками, дни рождения всех из управления я тоже помню наизусть; мимо по длинной узкой тропинке вдоль берега проходит какая-то семья), горят какие-то бумаги, которых я совсем не помню.

а потом всё догорает и остаётся ещё какое-то время тлеть. Че присаживается у меня за спиной, обнимает и тепло дышит в шею и затылок, мы пьём горячий чай, оранжевого цвета из-за облепихи, и Че говорит, что как будто пьёт костёр; я чувствую, что всё это очень правильно, и во мне освобождается куча свободного пространства для чего-то нового взамен всему, что ушло вот сейчас. хорошо стоять чистым и лёгким на берегу, когда уже промозглый ветер пытается забраться под куртку, а ты понимаешь, что готов — что бы там ни было дальше.

мы засыпаем остатки костра землёй и песком, собираемся и даже успеваем вернуться в город до темноты и застать включение фонарей.

@темы: чеширский, изнутри, dreams_never_deceive

17:28 

дирекция тяги
я наконец отдохнула после Ролекона, поэтому
хорошие новости за многодней

и да, ваши хорошие новости, как всегда, очень меня интересуют!

@темы: dreams_never_deceive, изнутри, улыбаюсь, упасть_под_стол

01:13 

дирекция тяги
да, кстати, это можно было записать пятой новостью, но я уже отправила пост, так что будет так.

заметила, что стала немного легче.
в том плане, что теперь, когда мне говорят что-то с посылом в духе «да у тебя лёгкая жизнь, ваще никаких проблем нет и не было, или ты их все придумала», я не реагирую на это примерно никак. раньше (давно, правда) я бросалась эмоционально объяснять, что никто ничего не понимает, и что диагноз «ты не будешь ходить через три месяца» (или там ещё трешовый какой факт из моей биографии, да хоть тех же родителей) я вовсе не придумала. могла бы и медкарту показать, и ещё там чего. но всё это бесполезно, когда человек уже простроил конструкт у себя в голове, что ты — человек без проблем.
потом я молчала, но мне было тяжело такое выносить, потому что — ну, блин, вы меня совсем, что ли, не слушаете?
потом я не знала, что делать, и просто уводила тему.
а сейчас я соглашаюсь — ну, окей, я человек без проблем. если вы хотите утвердить этот факт в мироздании, на здоровье.
правда, тоже молча в основном.

такая вот эволюция.

@темы: диалоги, для_внутреннего_пользования, изнутри

01:05 

дирекция тяги
хорошие новости, день пяторник

и меня всё ещё интересуют ваши хорошие новости! :)

@темы: улыбаюсь, изнутри, dreams_never_deceive

22:55 

дирекция тяги
хорошие новости, дни 1-4, ну очень много букв

пишите хорошие новости все.
я серьёзно. ну хотя бы одну в комментарии.

@темы: dreams_never_deceive, диалоги, изнутри, улыбаюсь, упасть_под_стол, чеширский

01:04 

вечер стен текста, пока Че отсыпается

дирекция тяги
***
звёздное небо внутри нас и нравственный закон над головой. как Кант, только наоборот. кажется, до меня дошло.

***
тексты ниже можно не читать вообще, они скорее самоисследовательские и там довольно много букв.

***
неожиданная простыня про дневники и соцсеточки

***
не читайте до обеда советских газет

***
я хочу работы. больше работы, блин! а то питерские товарищи, которые хотели взять меня на месяц к себе с геймификацией, отъехали на неопределенное время, а московская барышня, к которой я ходила на собеседование, тоже как-то подостыла и никого из тех, кто к ней ходил, не взяла (и вообще ушла то ли на другой проект, то ли ещё куда-то).

и здесь боль

@темы: между_строк, изнутри, для_внутреннего_пользования, still_got_the_blues, dreams_never_deceive

03:03 

дирекция тяги
00:38 

дирекция тяги
Мы наконец собрались, чтобы поработать над настолкой — это было непросто, полтора месяца то кого-то из команды не было в Москве, то все в цейтноте, то не совпадают по времени, работа шла медленно и рвано, и вот; я вдруг поняла, что мне ужасно их всех не хватает, даже тех, кто опаздывает иногда на три часа и тех, кто не делает домашку, да неважно — с ними просто здорово работать над чем-то (примерно чем угодно). После отведенного на работу времени не смогли разойтись сразу и играли ещё во всякое часа два.

А после меня всё же поймала Э., и мы довольно недолго по нашим меркам гуляли дворами по центру; постепенно маршруты меняются, обычных нет — есть только начальная точка и точка, в которую хорошо бы прийти (но если нет, то хорошо будет и какое-нибудь другое место), а потом, когда мы попрощались, меня неожиданно догнало.

И я в одну секунду обрела потерянную почти две недели назад песнь песен — это когда в голове звучит всё, что звучит снаружи, но воспринимается не как набор звуков, а как музыка мира; всё, что происходит, совершенно правильно и закономерно, всё помогает и только ищет, как бы подвинуть тебя в нужную сторону. Она всегда в шаге, но иногда нет ничего тяжелее, чем сделать этот шаг.
И я в ту же секунду так совпала с собой — что никуда не денешься, наконец-то, танцуй и прыгай от радости, беги вместо привычного шага, только успевай записывать то, что приходит в голову.



А в прошлые выходные я продала фотоаппарат — за очень смешные деньги юному автостопщику из тех, с кем ходила в горы; денег тех хватило, чтобы унять мою тогдашнюю паранойю, купить котам еды и наполнителя, а нам — ведро фруктов и проездной на метро. новый фотоаппарат, если получится, будет на следующей неделе — и у меня уже зачесались руки о нескольких десятках сюжетов.

@темы: улыбаюсь, изнутри, для_внутреннего_пользования, soundworld, dreams_never_deceive

02:16 

дирекция тяги
первый за две недели отдыхной, проспала до двух часов и наконец выспалась, никуда не надо было бежать, зато можно было спокойно наблюдать за вообще всем.

вот, например, укроп на балконе вырос, через неделю можно будет уже с ним готовить, петрушка немного тупит, но зато её больше.

последняя неделя ознаменовалась в основном жуткой жарой и Элем с его новым байком — я вообще страсть как люблю высокие скорости, а тут вообще устоять невозможно. за два часа ночной езды вне города мы накатали под 200 км, а за то же время, но во вторник, днем и по городу — в десять раз меньше. но не суть всё это; очень забавно наблюдать за характерами людей в пробках: кто-то нервничает, кто-то игнорирует (в основном женщины, кстати, делают вид, что за пределами их машины ничего не существует), кто-то (и их большинство, как ни удивительно) откатывается на драгоценные десятки сантиметров, когда мы пробираемся по километровой пробке на Садовом. ночью же на трассе нет никого. и ничего, кроме запаха асфальта и сосен, быстро сменяющих друг друга облаков холодного и теплого воздуха и развилок, где выбор, в какую сторону дальше, определяется исключительно «куда душа попросит».

Чеширский побаивается за безопасность всех этих предприятий, а я учусь расслабляться, когда от меня ничего не зависит, и это не так сложно, как было когда-то. вчетвером мы вечером смотрим «Сад», странный словацкий фильм, в котором люди не разучились разговаривать без слов, много смеемся, разъезжаемся по домам и падаем спать.

Чеш вообще становится неописуемым чудом: если раньше у нас периодически возникали всякие терки по бытовым вещам, то сейчас это сведено к минимуму, за год (омгшто) основные моменты проговорены и выстроены, и на этой основе уже можно делать что-то большее. вообще мне кажется, что слишком много людей как-то странно относятся к быту — в том плане, что совместного быта в отрыве от отношений не существует, и если смотреть на него под таким углом, то довольно быстро становится ясно, что декларация отношений от собственно отношений отличается примерно всем. и если быт не в радость, то как в радость могут быть отношения-то, если они его предполагают.

мне фантастически везёт на людей, готовых идти на компромиссы, меняться, чтобы подстроиться друг под друга, и вместе идти дальше — я говорю об этом в лучшем из возможных ключей, и уж точно не в смысле потери индивидуальности и чего-то такого, нет (эти оговорки заставляет меня делать память о неадекватных прочтениях самых невинных мыслей, выраженных в словах), я говорю о внезапном понимании — у меня и правда есть настоящие друзья, вот прямо как хотелось, но не моглось в детстве, наверное: такое ощущение, что всё было не зря, и это, пожалуй, самое хорошее, что я могу сказать. остальное — делать.

@темы: изнутри, dreams_never_deceive, между_строк, улыбаюсь, чеширский

17:37 

XXVI

дирекция тяги
день рождения начинается в два ночи, когда мы вылезаем из такси, усыпанного стеблями и лепестками роз, которое вел очень упоротый водитель. розы не мне, к счастью — это остатки восьмого марта. вообще это уже второе такси, потому что первое мы пропустили. ну хоть не самолёт, как в прошлом году, и ладно.

мне странно и смешно, я дышу ночным пыльным Петербургом, в котором удивительным образом чуть ли не +10 всё время, что мы там, но реки ещё замерзшие. днями солнце греет, комары находят нас в кофейне на Петроградке, я танцую дома под Флоренс, распределительная шляпа сообщает о том, что у нас неделя индийской кухни, и я готовлю две здоровенные порции ласси — одна специально для невидимых индусов, вторая полегче, специй меньше, девы прекрасные готовят супы и сладости (забыла спросить рецепт у Л., вот же я вафелька), я чувствую, насколько легче быть здесь.

в восемь звонит из своих тибетов С., ржёт над сонной мной, желает именно того, что становится мне необходимым как воздух через день, отпускает спать дальше с миром

спустя несколько часов мы идем в дацан — не то чтобы я была буддисткой (хотя некоторые идеи очень со мной совпадают), но я давно хотела туда зайти. Че говорит, что видит те же типажи, что и в православном храме, я вижу в основном очень несчастных бурятов, несколько довольных лам и самое счастливое тамошнее существо — кошечку, которая обходит дацан по заведенному маршруту, мяукает в столовой (но не требовательно, а скорее для порядка), а во время хуралов ходит по залу кругами, останавливается в одном и том же месте и лижет одну и ту же пяточку.

трудно сказать, какие у меня впечатления — в общем и целом в одной песне БГ обычно больше буддизма, чем в целом храме, но есть какие-то струны, которые во мне все эти песни задевают: если закрыть глаза, я могу представить, как много лет назад кто-то, кто был тогда я, вертел вот эти самые мани и хурдэ где-то в скитайских горах. я знаю, зачем нужны те или иные инструменты, используемые во время песнопений, знаю, почему именно они. не ориентируясь в начале совершенно, испытываю недоумение: я же знаю, как тут всё устроено. (легко представить и всю остальную историю про горы, но она не будет иметь хороший конец, поэтому нет смысла записывать её сейчас)

потом я познаю безграничность своего желудка, а будучи сытыми, мы топаем по ветреным проспектам в театр, встречая возле него М., у которой день рождения в один со мной, и идём на спектакль — тряпичная кукла, я не читала этот рассказ у Гибсона. Театр Дождей уютный, знакомый и совсем маленький, представление дивное, и, боги, как здорово, что театр как явление существует.

впрочем, остаться на внутренний разбор полетов нам не разрешают, но мы идём в «Африку» рядом, чтобы поболтать с М. и дождаться друзей — «мы за шкурой налево», пьём кофе, забываем лишнее, вспоминаем забытое, вскоре там же оказывается весь актерский состав и НН заодно, мы оставляем М. с ними и убегаем дальше.

этой весной во мне оживают забитые старые занятия: мне хочется играть на кабинетках, хочется водить словески, хочется делать масштабные вещи, и А. звонит как раз вовремя, чтобы напомнить, что всё это рядом.

с каждым годом я получаю всё меньше материальных подарков и больше цифровых и словесных, а на прощание слышу — «нечего приезжать, переезжайте»

почему бы и нет, собственно.

@темы: dreams_never_deceive, диалоги, изнутри, чеширский

As above, so below

главная